Антонио Грамши

В День рождения выдающегося философа Антонио Грамши Руслан Каблахов о марксисте, революционере и коммунисте

Антонио Грамши (22 января 1891, Алес, Сардиния — 27 апреля 1937, Рим) — итальянский философ, журналист и политический деятель; основатель и руководитель Итальянской Коммунистической партии и теоретик марксизма. Антонио Грамши считается одним из основоположников неомарксизма; к его идеям апеллировали как новые левые, так и сторонники еврокоммунизма. Своим предшественником и в критике либерализма и фашизма, и в своей позитивной программе его считают также представители современного идеологического коммунитаризма

Антонио Грамши был четвертым из семи детей в семье мелкого служащего Франческо Грамши, сына жандармского полковника, потомка выходцев из Албании. Еще в юности у Антонио проявился интерес к литературе. Ранее увлечение социализмом брата Дженнаро сильно повлияло на его дальнейшее развитие

В 1898 году его отец по подозрению в злоупотреблении служебным положением был посажен в тюрьму на 5 лет. Вскоре после этого его мать Джузеппина с детьми переехала в Гиларцу, где Антонио окончил начальную школу. В 11 лет он на два года поступил на работу в налоговую службу в Гиларце, чтобы помочь своей семье, чрезвычайно стесненной в материальном плане. Тем не менее, он продолжил учиться самостоятельно, и в конце концов вернулся в школу, где обнаружились его блестящие способности по большинству дисциплин

В 1922-1923 годах, во время работы в Советском Союзе, он женится на Юлии Апполоновне Шухт, дочери революционера Апполона Шухта, близкого друга семьи Ульяновых и лично Владимира Ленина. Юлия Апполоновна родила Грамши двух сыновей — Делио и Джулиано. У Джулиано Грамши тоже родился сын, который носит имя своего деда и живет в Москве

Политическая деятельность Антонио Грамши

В 1908 после окончания гимназии Карта-Мелони в Сантулуссурджу переехал в Кальяри, где учился в лицее Карло Деттори (выпуск 30 сентября 1911). Примкнул к левому молодежному марксистскому кружку «Антиклерикальная ассоциация авангарда», с 1910 печатался в газете «ЛьУнионе Сарда»

В 1911-1914 годах, благодаря премии на учебу для нуждающихся студентов из провинций бывшего Королевства Сардинии, учился в Туринском университете на филологическом факультете, вступил в Социалистическую партию. В числе других студентов-претендентов на эту премию был и Пальмиро Тольятти, будущий главный секретарь Итальянской Коммунистической партии — ИКП

Историческая справка

Итальянская Коммунистическая партия или ИКП — Политическая партия в Италии, существовавшая с 1921 по 1991. Наиболее успешная в XX веке коммунистическая партия в развитом капиталистическом обществе (численность в 1946-1956 превышала 2 миллиона человек, на выборах (1976) — 34,4 % голосов). Орган — газета «Унита», журнал «Ринашита». Итальянская Коммунистическая партия опиралась на ведущее профобъединение страны — Всеобщую итальянскую конфедерацию труда

В 1915 году, несмотря на перспективы успешной академической работы, он стал активистом Итальянской социалистической партии и начал журналистскую карьеру в партийных изданиях

В годы Первой мировой войны редактировал туринский социалистический еженедельник «Клич народа», одновременно сотрудничая с туринским изданием социалистической газеты «Вперед!». Антонио Грамши проявил себя как выдающийся представитель молодого поколения итальянских революционеров, начавших борьбу против реформизма в социалистической партии

В 1917 году принял участие в создании внутри партии «Революционной фракции непримиримых», активно поддерживал большевиков: «Ленин это наиболее социалистический, наиболее революционный из вождей русских социалистов»

После антивоенного вооруженного восстания в Турине в августе 1917 года был избран Секретарем местной секции Социалистической партии

Великая Октябрьская социалистическая революция 1917 года послужила активизирующим фактором его деятельности. В условиях послевоенного революционного подъема в Италии Грамши выступил инициатором движения за создание фабрично-заводских советов, которое стало своеобразной формой борьбы итальянского пролетариата за власть в 1919-1920 годах. Активный участник Флорентийского совещания 18 ноября 1917 года (чрезвычайный съезд Соцпартии, запрещенный властями). 1 мая 1919 года вместе с Пальмиро Тольятти, Умберто Террачини и другими молодыми социалистами создал еженедельник «Новый порядок». С ноября 1920 член Коммунистической фракции Итальянской Социалистической партии. В январе 1921 года стал членом новообразованной Итальянской Коммунистической партии

В 1922-1923 годах Антонио Грамши был делегатом от ИКП в Исполкоме Коминтерна и жил в Советском Союзе. 25 ноября 1922 года произошла его встреча с Владимиром Лениным

В 1923 Грамши переехал в Вену, а в мае 1924 года (после избрания его в парламент от области Венето) вернулся в Италию. В том же году по инициативе Антонио Грамши создана ежедневная газета партии «Единство». Возглавляя в 1924-1926 годах парламентскую группу коммунистов, Грамши выступал с трибуны палаты депутатов с жесткой критикой политики фашизма

Тюремное заключение

8 ноября 1926 года за революционную деятельность власти арестовали Грамши и сослали на остров Устика. В 1928 году фашистский трибунал приговорил его к 20 годам тюремного заключения (затем в результате нескольких амнистий этот срок был сокращен — он истекал в 1937 году). Там и были написаны почти три тысячи страниц, составивших ядро творческого наследия Антонио Грамши — знаменитые Тюремные тетради

Кроме того, интерес представляют его письма к Татьяне Шухт, сестре его жены, и к другим (всего писем насчитывается около 500). Большую часть заключения Грамши провел в тюрьме в Тури (около Бари)

Кроме родных и близких, Антонио очень помог его друг, экономист Пьеро Сраффа, который на свои деньги покупал книги, нужные Грамши в тюрьме. Тяжелые условия жизни в тюрьме подорвали его здоровье, и через несколько дней после формального освобождения Антонио Грамши умер от кровоизлияния в мозг, ставшего следствием очень напряженной и тяжелой жизни…

Антонио Грамши оставил после себя многочисленные труды по вопросам истории, философии и культуры. Важнейшими для него представляются вопросы идеологии и классового сознания

Мысль Грамши концентрируется вокруг основополагающих задач развития общества: политических, социальных, культурных, философских, экономических, исторических и других. Одним из важнейших направлений мысли Антонио Грамши является теория гегемонии. В своих работах он тщательно анализирует марксизм, который называет «философией практики» (praxis) (в его работах подчеркивается неразрывная связь теоретических построений и реальной деятельности)

Критикуя упрощения марксистской теории, сведение к механистичности, жесткой детерминированности, Грамши пишет по поводу вульгаризации проблемы соотношения базиса и надстройки марксизма: нельзя «…представлять и объяснять любое колебание политического и идеологического барометра как непосредственное выражение изменений в базисе…»

Таким образом, Антонио Грамши пришел к выводу, что жизнеспособность буржуазной системы основана не лишь на материальных, но и на идеологических (культурных и интеллектуальных) факторах. Господство определенного класса (например, буржуазии) основано как на принуждении (доминировании), так и на идеологическом лидерстве, которое он назвал гегемонией. Гегемония осуществляется посредством институтов гражданского общества (партии, профсоюзы, образовательные и культурные учреждения, церковь, СМИ и так далее). Антонио Грамши считал, что гражданское общество и составляет идеологическую надстройку (тогда как «политическое общество» представляет собой государственный аппарат). Следовательно, рабочий класс и Коммунистическая партия должны вести борьбу не только за политическую власть, но и за гегемонию

Функция поддержки гегемонии, согласно Грамши, отведена «органическим интеллектуалам» (идеологам-практикам, формирующим интеллектуальный климат в обществе). Органическую интеллигенцию он противопоставляет интеллигенции традиционной, ошибочно воспринимающей себя как отдельный класс, тогда как объективно является наёмными работниками умственного труда на службе правящего класса. На деле органическая интеллигенция является самой активной частью класса: тогда как задача традиционной интеллигенции — идеологически обосновывать статус-кво, задача органической — требовать его изменение в интересах трудящихся классов. Грамши считал, что любой человек становится органическим интеллектуалом, сознательно участвуя в политической борьбе, соединяя в ней теоретическую работу с практической борьбой за интересы своего класса

Антонио Грамши утверждает необходимость контакта между «простыми людьми» и интеллигенцией, считая необходимой борьбу за интеллектуальное возвышение масс. Задача интеллигенции — донести «высокие» достижения культуры до народных масс, популяризовать их, превращая тем самым в основу для практической деятельности. Грамши отстаивает идею общественно-активной роли искусства, ответственности писателя перед народом

В записях, которые Антонио Грамши вел в тюрьме в первой половине 1930-х годов, он попытался всесторонне проанализировать феномены фашизма и тоталитаризма как результат кризиса политических и социальных структур в Италии и Европе в первые два десятилетия XX века. Как он считал, политическая диктатура явилась результатом неспособности правящего класса получить поддержку широких социальных групп. Авторитаризм есть форма «пассивной революции», попытка верхов проводить модернизацию экономики, не меняя социальных структур

С целью выхода из тупика тоталитаризма Грамши предлагает комплекс «интеллектуальных и духовных преобразований, которые совершат на национальном уровне то, что либерализму удалось сделать лишь для блага узких слоев населения»

В советское время его теория считалась оппортунистической, публиковались только выборочные произведения, хотя он, как и многие другие авторы, придерживавшиеся левых взглядов, признавался серьезным философом и видным политическим деятелем еще в сталинские времена

В статье Революция против Капитала (по цензурным соображениям она в СССР не публиковалась), напечатанной осенью 1917 года, Антонио Грамши написал, что «…большевики осуществили Большевистскую революцию против «Капитала» Карла Маркса … если большевики отказались от некоторых положений «Капитала», то они не отвергли его вдохновляющей имманентной идеи», — и назвал это их главным достижением

Руслан Каблахов — убежденный коммунист и последовательный марксист интернационалист. Руслан Каблахов — по национальности абазинец

Представляемая ниже вниманию читателей статья Революция против Капитала виднейшего итальянского марксиста ХХ века Антонио Грамши была написана «по горячим следам» Октябрьской социалистической революции 1917 года в России, опубликована осенью 1917 года в газете «Вперед!» и вызвала целую бурю полемики, не прекращающейся до настоящего времени. По цензурным соображениям статья не публиковалась в СССР

Революция против Капитала

Большевистская революция теперь уже определенно является частью общей российской революции. Максималисты еще два месяца назад были активными агентами, убеждавшими в том, что события не должны стоять на месте, что движение к будущему не должно останавливаться, что нельзя допустить окончательного установления буржуазной системы. Теперь эти максималисты взяли власть, установили свою диктатуру и создают социалистический строй, в рамках которого революция должна успокоиться, если он будет продолжать развиваться гармонично, без лобовых столкновений, на основе огромных завоеваний, которые уже достигнуты

В Большевистской революции больше идеологии, чем событий. (И, следовательно, нам, «внизу», в действительности не нужно знать больше того, что мы знаем.) Это революция против «Капитала» Карла Маркса. В России «Капитал» Маркса был больше книгой буржуазии, нежели пролетариата. Он служил критической демонстрацией того, как события должны развиваться по заранее предопределенному сценарию, предусматривающему развитие буржуазии, наступление в России капиталистической эры с установлением западного типа цивилизации, еще до того, как пролетариат мог хотя бы подумать о своем восстании, о своих собственных классовых требованиях, о своей революции. Но события вышли за рамки идеологий. События взорвали критические схемы, определяющие, как российская история должна развертываться в соответствии с канонами исторического материализма. Большевики отвергли Карла Маркса, и их четкие действия и победы являются свидетельством того, что каноны исторического материализма не настолько незыблемы, как кому-то казалось, и как кто-то думал

И, тем не менее, фатальность есть даже в этих событиях, и если большевики отказались от некоторых положений «Капитала», то они не отвергли его вдохновляющей имманентной идеи. Эти люди не «марксисты», вот и все. Они не использовали работы Мастера для того, чтобы создать жесткую доктрину из догматических высказываний, которые никогда не должны подвергаться сомнению. Они живут идеей Маркса — той идеей, которая вечна, которая представляет собой продолжение немецкого и итальянского идеализма, и которая, в случае с Марксом, была заражена позитивистскими и натуралистическими течениями. Эта идея рассматривает в качестве доминирующего фактора истории не голые экономические факты, а человека, людей в обществе, людей во взаимоотношениях друг с другом, достигающих соглашений между собой, вырабатывающих через эти связи (цивилизацию) коллективную общественную волю; людей, приходящих к пониманию экономических фактов, оценивающих их и приспосабливающих их к своей воле, пока это не становится движущей силой экономики и не формирует объективную реальность. Эта реальность существует, движется и начинает напоминать поток вулканической лавы, который может быть направлен в любом направлении, в зависимости от человеческой воли

Маркс предвидел только то, что можно было предвидеть. Но он не мог предвидеть европейскую войну или, скорее, он не мог предвидеть, что эта война продлится так долго, и что она приведет к таким последствиям. Он не мог предвидеть, что за три года невообразимых страданий и несчастий эта война поднимет в России такую коллективную народную волю. В обычное время для формирования такой коллективной воли необходим длительный процесс постепенной диффузии сквозь общество, необходим широкий диапазон классового опыта. Люди ленивы, они нуждаются в том, чтобы их организовали, сначала снаружи — в корпорации и лиги, а затем изнутри — в рамках их мыслей и их воли. Им нужна непрерывная последовательность и множество внешних стимулов. Вот почему при нормальных условиях каноны марксистской исторической критики схватывают реальность, поглощают и делают ее ясной

При нормальных условиях два класса капиталистического мира делают историю посредством все более интенсифицирующейся классовой борьбы. Пролетариат сильно обеспокоен своей нуждой и повседневной неустроенностью и оказывает давление на буржуазию, чтобы повысить свои жизненные стандарты. Он включается в борьбу и заставляет буржуазию совершенствовать технику производства, делать ее более приспособленной для удовлетворения насущных потребностей пролетариата. В результате происходят резкий скачок, ускорение темпов производства и постепенный рост произведенных общественно полезных продуктов. В этом рывке многие оказываются на обочине, тем самым удовлетворяя нужды тех, кто проявил больше упорства и настойчивости. Постоянно находясь в состоянии беспорядка и стремясь выбраться из этого хаоса, массы устанавливают определенный порядок в своих мыслях и яснее осознают свой собственный потенциал, свою способность брать на себя социальную ответственность и становиться властителями собственной судьбы

Вот что происходит в нормальных условиях. То есть когда события сменяют друг друга с определенной регулярностью, когда история в своем развитии проходит определенные стадии, которые схожи между собой, хотя могут быть более сложными и значимыми. Но в России война пробудила народную волю. В результате страданий, накапливавшихся на протяжении трех лет, эта воля стала всеобщей почти мгновенно. Надвигался голод, смерть от голода могла раздавить десятки миллионов людей одним ударом. Сначала механически, затем, после первой революции, активно и сознательно народная воля стала единой

Социалистическая пропаганда обогатила российских людей опытом пролетариата других стран. Социалистическая пропаганда могла мгновенно драматически оживить историю пролетариата: его борьбу против капитализма, длительные усилия, направленные на то, чтобы полностью освободить пролетариат от цепей рабства, которые делали его таким униженным, и дать возможность выковать новое сознание, стать свидетелями будущего мира. Именно социалистическая пропаганда выковала волю российских людей. Почему они должны были ждать, пока история Англии повторится в России, пока поднимется буржуазия, начнется классовая борьба, сформируется классовое сознание и катастрофа капиталистического мира в конце концов действительно ударит по ним? Российские люди — или, по крайней мере, меньшинство россиян — мысленно уже прошли через этот опыт. Он прошел вдали от них. Теперь пролетариат может извлечь из него пользу, чтобы утвердить себя, точно так как он извлечет пользу из опыта западного капитализма, чтобы быстро достичь того же уровня производства, что и в западном мире. В капиталистическом мире Северная Америка является более передовой, по сравнению с Англией, потому что англо-саксы в Северной Америке начинали сразу же с уровня, достигнутого Англией в процессе длительной эволюции. Сегодня социалистически образованный российский пролетариат начнет свою историю на самом высоком уровне, которого достигла современная Англия. Поскольку он вынужден начинать с самого начала, он начнет с того, что было уже где-либо осуществлено, и, следовательно, будет приведен к достижению такого уровня экономической зрелости, который Маркс считал необходимым условием для коллективизма. Революционеры сами создадут условия, необходимые для конечного достижения их цели. И они создадут их быстрее, чем это сделал бы капитализм. Критика социалистов в адрес буржуазной системы за ее несовершенства и расточительство теперь может быть использована революционерами для достижения лучшего общественного устройства, при котором можно будет избежать расточительства и не пасть жертвой несовершенств. Сначала это будет коллективизм бедности и страданий. Но буржуазный режим унаследовал бы те же условия нищеты и страданий. Капитализм мог бы сделать сразу же не больше, чем коллективизм в России. В действительности сегодня он сделал бы значительно меньше, поскольку он сразу оказался бы перед лицом недовольного и непокорного пролетариата, не способного дольше терпеть в интересах других страдания и нужду, которые принесла бы с собой экономическая неурядица. Таким образом, даже в абсолютных терминах социализм сегодня в России может быть оправдан. Тяготы, которые ожидают пролетариев после заключения мира, будут преодолены только в том случае, если они почувствуют, что все находится под их собственным контролем, и будут знать, что своими усилиями они могут уменьшить эти тяготы в возможно более короткий срок

Складывается впечатление, что в настоящее время максималисты являются стихийным выражением биологической необходимости — они должны были взять власть с тем, чтобы российские люди не стали жертвой ужасного бедствия; чтобы российские люди, включившиеся в колоссальную работу для своего собственного воспроизводства, чувствовали менее остро клыки голодного волка; чтобы Россия не стала огромной бойней беспощадных зверей, рвущих друг друга на части

осень 1917 года Революция против Капитала

Рекоменндованное видео: