Эрнст Тельман — коммунист, антифашист

Эрнст Тельман родился 16 апреля в 1886 году в Гамбурге

Эрнст Тельман (16 апреля 1886, Гамбург — 18 августа 1944, концентрационный лагерь Бухенвальд) — лидер немецких коммунистов. Депутат Рейхстага в 1925-1933 годах. Эрнст Тельман один из главных политических оппонентов Гитлера в Германии

С 14 лет работал упаковщиком, возчиком, портовым рабочим, грузчиком в гавани, затем был корабельным юнгой и помощником кочегара. Попав в США, работал сельскохозяйственным рабочим на ферме. С 1912 года возглавлял профсоюз транспортных рабочих Гамбурга. В 1915 году женился на Розе Кох, в 1919 году у супругов родилась дочь Ирма

В Первую мировую войну Эрнст Тельман служил наводчиком в артиллерии на Западном фронте

В конце 1917 года вступил в Независимую социал-демократическую партию. В 1919 году стал главой гамбургской городской организации партии. В 1920 году присоединил организацию к коммунистической партии. С 1922 года член ЦК компартии Германии. Возглавлял Гамбургское восстание в 1923 году

С 1924 года председатель ЦК компартии Германии. В 1925 году избран депутатом Рейхстага (состоял им до 1933 года). Руководил боевым крылом КПГ — организацией Рот Фронт

После поджога Рейхстага в ночь с 27 на 28 февраля 1933 года в Германии начались аресты коммунистов. 3 марта 1933 года Эрнст Тельман был арестован и содержался по приказу Гитлера в одиночном заключении. Суда над Тельманом не было (после провала суда над Георгием Димитровым нацисты избегали публичных процессов над политическими противниками).
В августе 1944 года Эрнст Тельман был переведен в концлагерь Бухенвальд, где и был расстрелян 18 августа 1944 года по прямому указанию Гитлера и Гиммлера

Эрнст Тельман: «Если я скажу, что вижу смысл жизни в классовой борьбе за дело рабочего класса, то вы вряд ли поймете меня…»

Эрнст Тельман сын своего класса фильм охватывает события с ноября 1918-го года по октябрь 1923-го. После убийства в Берлине Карла Либкнехта и Розы Люксембург центр революционного движения Германии переместился в Гамбург. Именно сюда из Киля направляется дезертировавший из армии Эрнст Тельман, до начала войны работавший в местном порту. Ему удается организовать в городе коммунистическую ячейку и встать во главе гамбургского восстания, которое по мысли его организаторов должно было перерасти в социалистическую революцию как в России

Фильм Эрнст Тельман сын своего класса первая часть кинодилогии снятый на киностудии ДЕФА в ГДР

Эрнст Тельман вождь своего класса фильм второй дилогии кинобиографии Эрнста Тельмана охватывает период с 1930-го по 1944-й год. Фильм Эрнст Тельман вождь своего класса начинается с антифашистского выступления лидера немецких коммунистов в Рейхстаге и заканчивается его смертью в августе 1944-го. Несмотря на то, что большую часть этого времени коммунист антифашист Эрнст Тельман провел в тюрьме, некоторые его соратники оставались на свободе и продолжали классовую борьбу: на фронтах испанской и второй мировой войн, на оккупированных нацистами территориях, в самом сердце Третьего Рейха…

Песня о классовом враге Бертольт Брехт

Меня научили в школе
Закону «мое — не твое»,
А когда я всему научился,
Я понял, что это не все.
У одних был вкусный завтрак,
Другие кусали кулак.
Вот так я впервые усвоил
Понятие «классовый враг».

Я понял, как и откуда
Противоречья взялись.
Так и будет всегда, покуда
Дождь падает сверху вниз.

Твердили мне: будешь послушным —
Станешь таким, как они.
Я же понял: не быть тому мясником,
Кто ягненком был искони.
Иной стремился к богатству,
И втирался к богатым он.
Я видел, как искренно он удивлялся,
Когда его гнали вон.

А я не желал дивиться.
Я знал уже в те года:
Дождь может лишь книзу литься,
Но вверх не идет никогда.

Загремели вдруг барабаны:
«Собирайся, народ, в поход,
В богатые дальние страны,
Где нас место под солнцем ждет.
С три короба нам сулили
Охрипшие крикуны,
И жирные бонзы вопили:
«Вы драться, как львы, должны!»

Мы годами не ели хлеба,
Веря в радужные пути.
А дождь все струился с неба,
И вверх не хотел идти.

А потом порешило начальство,
Что республику создадут,
Где каждый будет свободен и сыт,
Тучен он или худ.
Тогда голодный и битый
Очень возликовал,
Но толстопузый и сытый
Тоже не унывал.

А я говорил: «Едва ли!
Это, наверно, ложь!
Где и когда вы видали,
Чтобы вверх поднимался дождь?»

Они бюллетени нам дали,
А мы им — оружье свое,
Они нам — свое обещанье,
А мы им — свое ружье.
Они говорили: с охотой
Должны, мол, помочь мы им.
Мы, мол, займемся работой,
Они же — всем остальным.

И я замолчал, беспричинно
Поверивши в чудеса.
Я подумал: дождь молодчина,
Он польется назад, в небеса.

Они нам сказали вскоре,
Что трудный момент прошел,
Что, терпя небольшое горе,
Избегнем мы больших зол.
Мы поверили: лучше поп Брюнинг,
Лишь бы Папен не был у дел.
А потом: пусть уж юнкер фон Папен,
Лишь бы Шлейхер на шею не сел.

И вслед за попом был юнкер,
За юнкером — генерал,
И обрушился с неба на землю
Не ливень, а целый шквал.

Пока мы их выбирали,
Они прикрыли завод.
Голодные, мы ночевали
Под биржей труда, у ворот.
Они нам тогда говорили:
«Дождемся мы лучших дней!
Чем будет острее кризис,
Тем будет расцвет пышней».
Я же сказал ребятам:
«Это классовый враг говорит.
Мечтая о будущем, ищет
Он только себе профит.

Дождь не взлетает кверху,
Он совсем не таков.
Но он может пройти, если солнце
Выглянет из облаков».

Однажды они зашагали,
Новый вздымая флаг.
И кто-то сказал: «Устарело
Понятие «классовый враг».
Но я узнавал в колоннах
Немало знакомых рож,
И голос, оравший команды,
На фельдфебельский был похож.

И дождь уныло струился
Сквозь флаги ночью и днем,
И чувствовал это — каждый,
Кто ночевал под дождем.

Они стали стрелять учиться,
Они слали проклятья врагам,
Грозя кулаком границе,
Врагам своим — значит, нам,
Потому что враги мы с ними.
Беспощадна будет борьба.
Потому что они подохнут,
Потеряв своего раба.

И вот почему, о мести твердя,
Они за нами гнались,
Бросаясь на нас, как потоки дождя
Бросаются сверху вниз.

Тот, кто от голода умер,
В сраженье честно пал.
Другой на площади умер,
Убит был наповал.
Они того удавили,
Кто голодать не любил.
Они челюсть тому своротили,
Кто хлеба у них просил.
Тот, кому обещали хлеба,
Палачами растерзан был.
В цинковый гроб был запрятан тот,
Кто правды не утаил.

А тот, кто им поверил,
Что он им друг и брат,
Тот, видимо, думал, что ливень
Польется в небо назад.

Мы с тобою враги по классу, —
Надо раз навсегда сказать.
Кто из нас не отважился драться,
Отважился умирать.
Барабаном своим, барабанщик,
Не покроешь ты грома драк.
Генерал, фабрикант, помещик.
Ты — наш классовый враг

Мы станем с тобой друзьями
Лишь после дождя в четверг.
Так же немыслим союз между нами,
Как дождь не польется вверх.

Напрасно ты будешь стремиться
Замазать вражду, маляр*!
Здесь нам обоим не поместиться,
Нам тесен земной шар.
Что бы ни было, помнить нужно:
Пока мне жизнь дорога,
Мне навеки пребудет чуждо
Дело классового врага.

Соглашений с ним не приемлю
Нигде, никогда, никак.
Дождь падает с неба на землю,
И ты — мой классовый враг!

  • «маляр» — имеется в виду Гитлер, который в молодости пытался стать художником

В конце 20-х Бертольт Брехт сблизился с коммунистами и лично с Эрнстом Тельманом, к чему его, как и многих в Германии, подтолкнуло усиление национал-социалистов. В начале 30-х годов в стихотворении «Когда фашизм набирал силу» Бертольт Брехт призывал социал-демократов создать «единый красный фронт» с коммунистами, но разногласия между партиями оказались сильнее его призывов. Еще в августе 1932 года орган НСДАП «Фелькишер беобахтер» опубликовал книжный индекс, в котором Брехт нашел свою фамилию среди «немцев с подмоченной репутацией», и 30 января 1933 года, когда Гинденбург назначил Гитлера Рейхсканцлером, а колонны сторонников нового Главы правительства организовали триумфальное шествие через Бранденбургские ворота, Бертольт Брехт понял, что пора покинуть страну…

Бараний марш Бертольт Брехт

Шагают бараны в ряд,
Бьют барабаны, —
Кожу для них дают
Сами бараны.

Мясник зовет. За ним бараны сдуру
Топочут слепо, за звеном звено,
И те, с кого давно на бойне сняли шкуру,
Идут в строю с живыми заодно…

Они поднимают вверх
Ладони к свету,
Хоть руки уже в крови, —
Добычи нету.

Знамена горят вокруг,
Крестища повсюду,
На каждом — здоровый крюк
Рабочему люду.

Мясник зовет. За ним бараны сдуру
Топочут слепо, за звеном звено,
И те, с кого давно на бойне сняли шкуру,
Идут в строю с живыми заодно…

Рекоменндованное видео: