Начало первой русской революции

Первая русская революция 1905 года началась с Кровавого воскресенья 22 января

Русская революция 1905 года или Первая русская революция — название событий, происходивших в период с января 1905 по июнь 1907 года в Российской империи

Кровавое воскресенье

Утро воскресное. Ясное небо.
Шествие мирное, прямо к дворцу.
Просят трудяги оплату и хлеба,
Равность в правах и свободу свою!

Жены и дети идут вместе с ними,
В честь императора песни поют.
Солнышко нежит лучами своими.
Люди смеются, иконы несут…

Многим не знать уже следующей даты…
Залп оружейный, плач, вопль детей,
Паника, ужас. Стреляли солдаты…
Тысячи, тысячи страшных смертей…

Толчком к началу массовых выступлений под политическими лозунгами стало Кровавое воскресенье — расстрел 22 января 1905 года в Санкт-Петербурге императорскими войсками мирной демонстрации рабочих во главе со священником Георгием Гапоном

Историческая справка

Георгий Гапон (17 февраля 1870, Белики, Полтавская губерния — 10 апреля 1906, Озерки, Санкт-Петербургская губерния) — священник Русской православной церкви, политический деятель и профсоюзный лидер, оратор и проповедник. Создатель и бессменный руководитель рабочей организации Собрание русских фабрично-заводских рабочих города Санкт-Петербурга, организатор январской рабочей забастовки и массового шествия рабочих к царю с петицией, в которой перечислялись их требования 22 января 1905 года — Кровавое воскресенье, закончившегося расстрелом рабочих и положившего начало Первой русской революции 1905-1907 годов. После 22 января 1905 года — деятель русской революционной эмиграции, организатор Женевской межпартийной конференции 1905 года, участник неудавшейся подготовки вооруженного восстания в Санкт-Петербурге с помощью оружия с парохода «Джон Графтон», основатель революционной организации «Всероссийский рабочий союз». После возвращения в Россию в октябре-ноябре 1905 года Георгий Гапон — руководитель возрожденного Собрание русских фабрично-заводских рабочих города Санкт-Петербурга, союзник графа Витте, сторонник реформ, провозглашенных Манифестом 17 октября, противник вооруженных методов борьбы. В марте 1906 года Георгий Гапон убит в Озерках группой боевиков-эсеров по обвинению в сотрудничестве с властями и предательстве революции

Владимир Бонч-Бруевич: Стихотворение Мы мирно стояли пред Зимним дворцом до такой степени отвечало тогдашнему настроению самых широких, еще не затронутых народных масс, что его знали наизусть тысячи. На вечеринках, где оно всегда читалось, не только на больших городских, но вот там, на окраинах, где собирались в рабочих квартирах, в тесноте, в убожестве, в бедности, и там читали его свои собственные чтецы и декламаторы, вышедшие из толпы рабочих низов, и они вызывали своим чтением потрясающее впечатление. Стихотворение это, далеко не высокое по своим художественным достоинствам, однако, у всех недавно переживших величайшую драму вызывало, очевидно, яркие и живые образы и захватывало так глубоко, что люди, слушая его, плакали, рыдали, проклинали и рвались к бою, к мщению. Здесь рождалось новое чувство у только что открывших глаза угнетенных, и это чувство, совпадающее с классовой сущностью пролетарской борьбы, сплачивало людей, братски объединяло их и звало на решительные действия

Стихотворение Мы мирно стояли пред Зимним дворцом записанное и опубликованное в 1905 году в газете «Вперед» Владимиром Бонч-Бруевичем, пользовалось большой популярностью среди рабочих в годы Первой русской революции 1905-1907 годов

Мы мирно стояли пред Зимним дворцом
Царя с нетерпеньем мы ждали:
Как дети, любимые нежным отцом,
Несли ему наши печали.

Привел нас священник с иконой святой,
Он послан был нам в утешенье:
Как часто сердечною речью простой
Смирял в нас страстей он боренье.

Когда ж, обезумев от лютой нужды,
От тяжких трудов через меру,
В груди разжигали мы пламя вражды,
В нее сохраняя лишь веру.

Он вновь обратился к нам со словом любви,
Смягчивши отчаянья муки,
И так говорил: «Не омоем в крови
Трудом освященные руки.

Тяжка ваша доля, тяжка, как в аду,
Всю жизнь вас терзают безбожно,
Но вспомним: избыть чтоб лихую беду,
Все ль сделали мы, что возможно?

Нет, нами забыт, кто зовется отцом,
Защитой, надеждой народа…
Пойдем же, предстанем пред царским лицом,
И минет лихая невзгода»

Добра он желал нам, любовью горя,
И мы покорились, как прежде,
И двинулись дружно к палатам царя,
К единственной нашей надежде.

Мы мирно стояли пред Зимним дворцом
Царя с нетерпеньем мы ждали,
Как вдруг между нами и царским крыльцом
На ружьях штыки заблистали.

И рота за ротой, все супротив нас,
Вмиг фронтом развернуты были,
Направили дула нам в лица как раз
И в грозном молчаньи застыли…

Так тихо, так жутко. Вдруг слышится «пли!»
Опомниться мы не успели,
Свалились уж многие на снег в крови,
За залпом же залпы гремели.

И ужас объял нас. Безумно крича,
Мы со страшного места бежали,
Израненных, мертвых с собой волоча,
А в тыл нам стрелять продолжали.

Гапон наш шел мрачный, молчанье храня;
Он нес бездыханное тело,
Прах той, что погибла, его заслоня,
От меткости зверской прицела.

Но вдруг, обернувшись навстречу стрельбе,
Он крикнул, рукой потрясая:
«Палач и убийца! Проклятье тебе,
Проклятье родимого края!

Пред Зимним дворцом мы появимся вновь,
Час близок кровавой расплаты
За кровь трудовую, невинную кровь,
Что брызнула в эти палаты».

И грозно толпа заревела кругом;
Рабочие, вскинувши руки,
Клялись побиться с венчанным врагом,
Отмстить за страданье и муки.

Тот клич по стране прокатился волной,
Набатом звучал он в народе:
В столицах, в глуши деревеньки родной
Раба пробудил он к свободе.

И Красное знамя взвилось, как маяк.
Звучат «Марсельезы» напевы.
Студент бросил книгу, рабочий — верстак,
И пахарь забросил посевы.

И ширится грозное войско, растет,
Зловеще рокочет, как море,
Могучим прибоем на приступ идет —
И горе вам, изверги, горе!

Рыдай, трепещи, венценосный палач,
Проклятьем страны заклейменный!
Заранее конец свой ужасный оплачь:
Уж мститель идет разъяренный.

Оставьте ж работу, ученье, семью,
Под Красное знамя идите!
И кровью своею в отважном бою
Народу свободу купите…

Проклятье и смерть венценосным «отцам»!
Свобода родному народу!..
И вечная слава Героям-борцам,
Погибшим за нашу свободу!..

Кровавое воскресенье — события 22 января 1905 года в Санкт-Петербурге, известные также как Красное воскресенье — разгон шествия петербургских рабочих к Зимнему дворцу, имевшего целью вручить императору Николаю II коллективную Петицию о рабочих нуждах. Шествие было подготовлено легальной организацией «Собрание русских фабрично-заводских рабочих города Санкт-Петербурга» во главе со священником Георгием Гапоном. Поводом для выступления рабочих стала не достигшая своих целей забастовка, начавшаяся 3 января на Путиловском заводе и охватившая все заводы и фабрики Петербурга. 5 января Гапон бросил в массы мысль обратиться за помощью к самому царю, а 7-8 января составил петицию, перечислявшую требования рабочих. Наряду с экономическими, петиция включала ряд политических требований, главным из которых был созыв народного представительства в форме Учредительного собрания. В день шествия самого царя не было ни во дворце, ни в городе. Политический характер выступления и стремление демонстрантов прорваться сквозь оцепление солдат стали причиной разгона шествия, в ходе которого против безоружных рабочих было применено огнестрельное оружие. Разгон шествия, повлекший гибель нескольких сотен человек, вызвал взрыв возмущения в российском обществе и во всем мире. Кровавое воскресенье послужило толчком к началу Первой русской революции

В этот период стачечное движение приняло особенно широкий размах, в армии и на флоте произошли волнения и восстания, что вылилось в массовые выступления против монархии. Манифест Николая II от 6 августа 1905 «Об учреждении Государственной Думы» учреждалась Государственная Дума как законосовещательный орган при монархе. Однако волнения не прекращались

Итогом выступлений стала октроированная конституция — Манифест 17 октября 1905 года, даровавший гражданские свободы на началах неприкосновенности личности, свободы совести, слова, собраний и союзов. Манифестом учреждался Парламент, состоящий из Государственного Совета и Государственной Думы

За Первой русской революцией последовала реакция: так называемый «Третьеиюньский переворот» от 16 июня 1907 года. Были изменены правила выборов в Государственную думу для увеличения числа лояльных монархии депутатов; власти на местах не соблюдали декларированные в Манифесте 17 октября 1905 года свободы; наиболее существенный для большинства населения страны аграрный вопрос не был решен

Великого смятения
Настал заветный час.
Заря освобождения
Зажглась и для нас!

Недаром наши мстители
Восходят чередой.
Оставьте же, правители,
Губители, душители
Страны моей родной!

Усилия напрасные
Спасти отживший строй.
Знамена веют красные
Над шумною толпой.

И речи наши вольные
Угрозою горят,
И звоны колокольные
Слились в набат!

1905 год, Федор Сологуб

Таким образом, социальное напряжение, вызвавшее Первую русскую революцию, не было полностью разрешено, что определило предпосылки для последующего революционного выступления 1917 года

Русская революция 1905 года

Рекоменндованное видео: